Все новости
Общество
23 Января , 13:00

Староста деревни Тимашевка рассказывает о своей жизни

Интересный случай от сельского труженика

Староста деревни Тимашевка рассказывает о своей жизни
Староста деревни Тимашевка рассказывает о своей жизни

Листая подшивки «Восхода» советского периода, регулярно встречаешь информацию о рекордных надоях молока, тоннах сдаваемого государству мяса, сотнях тысяч центнеров вывезенной на элеватор пшеницы. Ударники совхозов и колхозов справедливо не сходили со страниц районной печати. Но и сегодня нельзя забывать тех, кто каждодневно работал в полях и на скотных дворах, обеспечивая продовольственную безопасность страны.

РЕБЁНОК ВОЙНЫ

Один из таких людей – житель деревни Тимашевки Владимир Филиппович Бочкарёв. Он родился в июне 1936 года на хуторе Прокопьевском в Ишимбайском районе. Как и большинство деревенских семей того времени, Бочкарёвы были многодетными. Ещё до Володи у Филиппа Андреевича и Федоры Васильевны родились дочери Анна и Нина, а после него – дочь Вера и сын Александр.

– Анны и Нины сегодня нет с нами, а Вера и Александр живы, – говорит Владимир Филиппович. – Младший брат родился в феврале 1942 года, в тот же месяц убили на фронте отца. Я был маленьким, но хорошо запомнил, как рыдали матери и жёны, получив похоронки. А в семье даже фотографии отца не осталось – после войны
приходил незнакомый человек, пообещал матери, что увеличит карточку, и пропал вместе с единственным снимком папы.

Как признаётся Бочкарёв, жили тяжело, бедно. Владимир окончил начальную школу на хуторе, потом ходил по семь километров в школу деревни Бердышлы. Но бросил – не было нормальной одежды и обуви. Какая тут обувь, если кусок хлеба казался за счастье. Поспевала пшеница, женщины нарезали снопы, оставшиеся после уборки урожая, и заносили их в баню. Высушив снопы, женщины обмолачивали их на ручных мельницах. И делали затируху – в кипяток бросали муку, крупу или картошку,
если у кого они были. Подростковый организм затирухой не наедался, есть хотелось страшно. Дети сметали на огородах и в полях всю зелень – дикарку, борщевик, любые овощи. Но страна постепенно восстанавливалась от ран войны, и голод в деревнях отступал. 

БРИГАДИР ТРАКТОРИСТОВ

Особенно сильный контраст с родным хутором Бочкарёв испытал в Восточной Германии, где три года и три месяца он проходил срочную службу. Несмотря на сельскую местность, все дороги в ГДР были заасфальтированы, колёса на бричках ставили резиновые, а не деревянные. Немцы зачем-то регулярно пытались напоить русских солдат, находившихся в увольнительных. В общем, было скучновато, признаётся мой собеседник, разве что учения на полигоне нарушали спокойное течение жизни. А осенью 1956 года произошёл антикоммунистический мятеж в Венгрии. Месяц советские войска в ГДР были в состоянии повышенной боевой готовности. Каждый день Бочкарёв и его сослуживцы выезжали на стрельбище, отрабатывали учебную тревогу, практически жили на плацу. Затем всё успокоилось.

– После армии я переехал в деревню Тимашевку, в будущий колхозмиллионер «Красный партизан». На хуторе работы никакой не осталось, – вспоминает Бочкарёв. – Послали меня в Стерлитамак, где я отучился на тракториста-машиниста широкого профиля. Вернулся в колхоз, дали мне колёсный трактор без кабины. А работы было много, в том числе и зимой, вот я и мёрз. Только через три года получил новенький трактор «Беларусь». В 70-е годы назначили бригадиром тракторной бригады колхоза «Красный партизан». Так я и трудился до пенсии. С весны по осень работали в поле, зимой возили стройматериалы, корма для животных и многое другое.

В 1958 году Владимир Филиппович женился на Надежде Андреевне, вместе они прожили 63 года. Трактористы на селе зарабатывали хорошо. Супруги вырастили четверых детей – двух сыновей и двух дочек. К сожалению, один из сыновей погиб три года назад. А в прошлом году не стало Надежды Андреевны. В конце жизни она уже не вставала с постели. Очередное ухудшение здоровья пришлось на майские праздники, и 7 мая женщина скончалась.

НА ПОСЕВНУЮ – БЕЗ ГОРЮЧЕГО

Десятилетия работы в колхозе включали в себя разное: и трудовые будни, и награды к праздникам, и любопытные случаи. Как-то раз председателю колхоза дали путёвку в санаторий, а на его должность временно назначили тогда ещё молодого Владимира Бочкарёва. И тут председателей колхозов вызвали в Ишимбай, руководитель района первым делом спросил у нашего героя: «Как будешь посевную проводить, сколько у тебя горючего?»

Солярки у колхоза на тот момент не было. А руководитель напирал на неопытного и. о. председателя. Вот Бочкарёв и сказал, что продаст двух лошадей, двух бычков и двух коров из колхоза и купит на эти деньги ГСМ. «А ты эту скотину вырастил, ты хоть копейку вложил в колхоз, чтобы так общим добром распоряжаться?!» – разозлился начальник. И как давай ругаться: мол, что Бочкарёв на этой должности делает, кто его вообще туда назначил. И если Владимир сорвёт посевную, то он с него голову снимет.

– А у меня был хороший друг, председатель колхоза из села Васильевка. После разгромного собрания попросил меня приехать к нему. Друг организовал заседание, на котором постановили выделить моему колхозу два бензовоза солярки, а также смазочные масла. Рассчитаться же за долг он заставил моего председателя, когда тот вернулся из санатория. А то уехал отдыхать, оставив колхоз без горючего!

СТАРОСТА ДЕРЕВНИ

Работа на земле, в сельском хозяйстве и сегодня одна из самых непростых, требующих кропотливого труда, терпения и настойчивости. Современной молодёжи сложно представить, сколько сил надо было вложить 40-50 лет назад, чтобы вырастить и убрать хлеб. У Владимира Филипповича немало наград. Среди наивысших достижений – третье место в Ишимбайском районе по результатам посевов. За это его командировали на ВДНХ в Уфу. Владимир Бочкарёв – победитель социалистического соревнования 1975 года. Удостоен медалей «За доблестный труд», «К 100- летию Республики Башкортостан», имеет удостоверение «Дети войны», многочисленные почётные грамоты и благодарственные письма.

– У меня дом недалеко от поля, – объясняет Владимир Филиппович. – Я подхожу иной раз, смотрю, как современная техника убирает урожай. Как-то знакомый комбайнер пригласил в свою кабину. В наше время там пыль была – не продохнуть, шум и грохот стояли. А теперь в кабине свежо – кондиционер включён, тихо, можно спокойно беседовать, не повышая голоса. Все условия, только работай. Но многие не хотят. Обидно. И грустно, что в моей Тимашевке жизнь замирает, молодёжь уезжает в города и на вахты.

Бочкарёв до сих пор держит небольшое хозяйство – кур, поросят. Как он сам говорит, «для успокоения», хотя дети отговаривали его от живности. Но он привык. Пока есть о ком позаботиться и что делать, Владимир Филиппович чувствует себя живым.

– С тех пор как не стало жены, порою мне и поговорить бывает не с кем, – признаётся Владимир Бочкарёв. – Хорошо, что люди приходят за советом – я староста деревни Тимашевки. Должность эта общественная, денег за неё не положено, но пока нужен мой опыт, буду помогать.

 

Фото: Алла Казакова.

Автор:Владимир Парфиров
Читайте нас в